NewsWritings
Остановите колесо - Куликов Ян Остановите колесо

Куликов Ян — Остановите колесо

Всё чаще бывает, что я просыпаюсь ночью, посреди беспокойного сна и лежу в липком оцепенении, боясь пошевелиться. Вещи вокруг срываются со своих мест, реальность угрожающе сгущается и нависает надо мной, тихо поджидает, когда я издам малейший звук, пошевелю хотя бы мизинцем. Я боюсь даже думать о чём бы то ни было, чтобы своими не ловкими попытками понять, что же всё-таки происходит, случайно не впустить в реальный мир жутких гостей, приходящих ко мне во сне.
Это всё осень. Каждый год она врывается в мой дом промозглыми сквозняками, ледяным дождём, отчаянно колотится в окна, почти срывает крышу в моей комнате на чердаке, где я мокрый от пота пытаюсь дождаться рассвета, скоротать еще одну бессонную ночь. В последнее время я обычно сплю под двумя толстыми одеялами, но всё равно постоянно замерзаю и утром стучу зубами от холода…а тут еще это.
Что тогда остаётся в таком случае, когда не можешь отличить сон от реальности? Приходится подниматься из постели и вступать в отчаянную борьбу с туманом в голове, чтобы заставить тело двинуться дальше в пугающую неизвестность. Вот я выхожу из комнаты, чтобы спуститься по лестнице, но лестницы нет. Не сразу заметив это, я чуть не срываюсь вниз, по привычке шагнув на несуществующие ступеньки. Лестницы нет, нет окон, вокруг голые кирпичные стены, бетон, пыль и строительный мусор, однако в моей комнате всё как будто бы по-прежнему: стены, потолок, книжные шкафы, всё на своём месте, и не застеленная кровать всё также стоит посередине комнаты, точно такая, какой я и её оставил. Похоже, придётся снова лечь спать, вдруг следующее пробуждение выдаст мне более удачные карты.
Возможно, это была не самая лучшая затея, когда я вновь открываю глаза, не проспав и десяти минут, ко мне приходит понимание, что моей комнаты больше нет. Кровать стоит на дне огромного котлована вырытого под фундамент, посередине огромного пустыря засыпанного свежей землёй. Как же теперь быть? Наверное, следовало остаться и подождать, а может быть попытаться что то предпринять. По крайней мере, тогда у меня был мой дом, а сейчас…
Я уже был здесь. Давным-давно в далёком и уже почти забытом детстве, когда здесь было еще совсем пусто, меня привозил сюда отец, чтобы показать, где будет наш новый дом. Всё это не правильно, всё это не по настоящему. Меня не должно здесь быть, ни в этом месте, ни в этом времени. Я чувствую странную тревогу и нарастающий страх, что то очень-очень плохое произойдёт, если я задержусь еще хотя бы на минуту.
На глазах выступают слёзы, я осознаю, что всё это происходит во сне… во сне, от которого очень хочется проснуться. Вы знаете как это бывает, когда сон настолько ужасен, что выбраться из него становиться просто жизненно необходимо, ты как будто открываешь глаза, и уже там, в реальном мире твои настоящие глаза открываются следом…И вот ты уже в сознании. С криком, в холодном поту, не понимая, что происходит, но точно в сознании…в этом мире.
Я пытаюсь сделать это, но как отчаянно не стараюсь, сколько усилий не прикладываю, глаза остаются закрытыми, сон не заканчивается. Серые тучи на горизонте взрываются яркими зловещими молниями, целой стеной ослепительных молний. От множества ударов всё вокруг начинает трястись, крупные комья земли и глины валятся со стенок ямы, прямо к моим ногам.
Как же теперь поступить, когда ты не просто удивлен отсутствием привычной атмосферы? Как поступить когда всё вокруг приходит в беспорядочное движение и готово в любой момент обрушиться и навсегда поглотить тебя? Я снова направляюсь к своей постели, она всё еще здесь, слегка покачиваясь стоит на глинистом дне котлована. На белые простыни нанесло немного земли сверху, но это ничего. Нужно спешить. Мне кажется, что если промедлить еще хотя бы чуть-чуть, то кровать исчезнет, и сбежать мне уже не удастся. Всё тело прошибает озноб, ужасно холодно, начинает очень сильно болеть голова, в особенности глаза, кажется, что они вот-вот взорвутся и вылетят из орбит. Не знаю, получиться ли, но я снова ложусь спать, в надежде, что это хоть как то поможет справиться с окружающим меня кошмаром. Ничего другого просто не остаётся.
Как хочется просто лежать и не просыпаться, притвориться мёртвым для самого себя. Что откроется перед моим взором, когда я снова попытаюсь очнуться? Будет ли это привычный белый потолок, чтобы я мог вздохнуть с облегчением, или меня затянет еще глубже, в ужасное место, откуда выхода уже точно не будет и даже призрачная надежда, которая питала раньше предательски оставит меня.
Обычно подобные размышления не сулят ничего хорошего, но как не печально это сознавать, именно они чаще всего оказываются самыми верными. Даже когда тебе кажется, что ты готов к самому худшему, почти всегда найдутся такие вещи, которые ты просто не сможешь предусмотреть. Чего уж говорить, о тех случаях, когда ты трясёшься от страха как осенний лист на ветру и взываешь ко всем силам этого мира, лишь бы побыстрее закончить, то что происходит с тобой.
Теперь мне точно конец. Из этой пустыни нет выхода, даже подумать об этом кажется глупостью и наивной самонадеянностью. Кругом огромные дюны. Некоторые из них тянутся так далеко, что даже достигая линии горизонта, им нет конца. Раскалённый песок, ведомый стремительно несущимся ветром срывается с самых вершин этих горделивых, выжженных солнцем и удушливым зноем безмолвных холмов. Все ветра теперь несутся ко мне, с силой ударяют в лицо, заплетаются в волосах, осыпают новыми и новыми потоками песка.
Безжалостно палящее солнце, горячим жадным языком слизывает сухую кожу и свежее мясо с костей. Что стало с моим телом? Оно истощено, оно болит, по всей видимости, оно умирает. Тут и там на руках, ногах, по всему телу, куда хватает глаз, я замечаю гноящиеся язвы, ожоги и струпья. Я совершенно наг, и беспомощен перед лицом жестокой пустыни, но мне уже всё равно, в этом проклятом всеми богами месте никто не увидит моего уродства, моих мучений. Когда я сгину, вслед за ненасытным солнцем и неудержимыми ветрами, мою гниющую плоть с радостью разделят между собой змеи и стервятники, а кости навсегда покроет беспощадный песок.
Ветер крепчает, начинается буря. Тихо лежащий вокруг меня песок почти мгновенно вздымается вверх, заполняя собой всё видимое пространство. Я сажусь на землю, прижимаю голову к коленям и замираю. Это всё что я могу сделать, закрыть глаза, чтобы не видеть, как песок заполняет меня всего до краёв, поселяется в каждой клетке тела. Как я сам становлюсь песком. Неведомая сила вырывается изнутри меня, разрывая на части, раскидывая во все стороны. Еще секунда и то что когда то было мной самим, то за что я держался и страдал, превращается в песчанную пыль, становится частью этой безудержной бури. Еще через несколько секунд ветер утихает, песок медленно опускается на землю, и вот уже всё вокруг снова безмолвно и величественно неподвижно.
Как? Как им это удалось? Я думал, что исчез навсегда, но они нашли меня, собрали из пустоты, просеянного песка и костной муки, чтобы предать новым страданиям. И вот они уже волокут моё бессильное тело сквозь покрытые вековой пылью узкие переулки древнего города. Лучше бы мне остаться вместе с пустыней, навсегда стать её вольным ветром, её огненным дыханием…но нет. Они твердят, нашептывают, смеются, нещадно побивают палками и подталкивают ударами тяжелых сапог.
Силы оставили меня, их хватает только на то, чтобы поднять голову и увидеть впереди небольшое возвышение, лысый холм одиноко стоящий за воротами города. Вдоль него сложены неровными рядами несколько десятков деревянных столбов разной длины. От зноя и полного изнеможения сознание ненадолго покидает меня, всё погружается во тьму. Способность мыслить и воспринимать возвращается подобно удару молнии, когда в мои ладони начинают врезаться острые железные колья, они разрывают мою плоть, дробят кости, и плотно прижимают руки к перекладине столба, заливая кровью тёмное дерево. Такую боль невозможно перетерпеть или каким-то образом преодолеть, она разливается испепеляющим жаром от ладоней, следует по запястьям и далее по всему телу. Каждая попытка пошевелить руками вызывает новую волну боли, но и это оказывается всего лишь прелюдией предстоящих мучений.
Когда столб поднимают, всё тело начинает тянуть вниз под тяжестью собственного веса. Кажется, что внутренности вот-вот порвутся на кровавые лоскуты и от этого меня разорвёт надвое. Колоссальное напряжение охватывает всё, что еще живо во мне. Что есть сил, я стараюсь удержать себя целым и прожить еще немного. И хотя выбора у меня нет, сама моя мелочная природа заставляет отчаянно хвататься за глухие отголоски живого тепла, которое стремительно покидает тело с каждым хриплым выдохом, вырывающимся из надорванных лёгких. От бессилия и ярости я начинаю дико кричать и с силой пытаться вырваться, сорвать себя с этого наскоро сколоченного креста. Становится только хуже, нижняя часть туловища проседает еще сильнее, кости на запястьях и ладонях оглушительно хрустят, я чувствую как внутри меня, что то лопается, разрывается на части, исторгая потоки крови из повреждённых внутренностей. Перед тем как всё закончится, я пытаюсь разглядеть лица своих мучителей, но глаза застилает кровавая пелена, которая сменяется абсолютной чернотой.
Наивно думать, что после такого еще можно, что то увидеть, почувствовать, или осязать. Пребывая в слепоте и мрачном отчаянии, я пытаюсь говорить, пытаюсь сделать хоть что то, но из груди вырывается только невнятное пугающее бормотание. То что когда то было молодым и здоровым телом, полным свежей, искрящейся жизни, теперь окоченело, члены стали твёрдыми как камень, мыслей становится всё меньше и вскоре не остаётся ни одной.
За этим следует ослепительная вспышка. Мерцающие звёзды и ледяные кометы проносятся мимо с невероятной скоростью. Я стремительно несусь навстречу бескрайним глубинам космоса, моё сознание, вся моя суть торопится на встречу с чем-то удивительно ярким и неизведанным, странно манящим, мерцающим во тьме вечных холодных глубин, самых дальних оконечностей вселенной.
Когда я достигаю своей цели и сливаюсь с огромным ослепительным сиянием, становлюсь его частью, успевая только на один короткий миг понять и постигнуть, всё то чем готовы поделится со мной эти могущественные силы. То что я должен знать и принять, чтобы остаться в этом свете навечно. И вот уже кажется, что еще немного и я раскрою все тайны, которые были уготованы мне, всё ради чего был этот бесконечный кошмар…неожиданно окружающее меня неистовое движение света замирает, яркое пульсирующее нечто вспыхивает еще несколько раз и гаснет совсем.
В который раз в темноте, сколько это еще может продолжаться? Как разорвать это непробиваемое кольцо, остановить это бешено вращающееся колесо? А стоит ли? Уже сейчас мне хочется остаться тут навсегда. Не потому что эта тьма мне приятна или желанна, не потому что она может открыть что то новое и помочь в моих поисках. Просто я очень устал. Я уже не могу притворяться, и конечно же не могу даже помыслить о том, чтобы вернуться назад. Но при этом я всё равно ужасно боюсь того что случится дальше. Что будет, когда я снова открою глаза? Какие тяжкие страдания и мучительные испытания будут поджидать меня там? В каком теле я окажусь вновь, и будет ли оно телом человека…будет ли оно вообще?
Весь мой мир сжался до размеров маленькой плотной скорлупы, которую предстоит сломать. В этом есть, что то знакомое. Когда то мне уже приходилось прорываться через твёрдые, дышащие стены, чтобы вырваться на свободу, и я уже знаю, как мне предстоит действовать. Прорывая твердую ткань сковывающего мои движения кокона, я наконец то выбираюсь наружу.
Волна невероятного блаженства окатывает меня, хочется кричать, громко выражать радость долгожданного освобождения, но я не могу этого сделать. Те органы, которые могли бы выражать слова, издавать членораздельные звуки, и даже бессвязный крик теперь у меня отсутствуют. Это случилось снова, и теперь уже нечего не поделать.
Я расправляю тонкие прозрачные крылья, состоящие из маленьких серебристых чешуек, и взлетаю над огромным полем ярко жёлтых, сладко пахнущих цветов. Раньше я помнил, как они называются, но теперь почему то, как не стараюсь, не могу подобрать слово наиболее подходящее для их описания. Это неудивительно. Пройдет еще несколько секунд, и я забуду всё, что было со мной до этого самого момента. Всего несколько секунд и моя новая маленькая жизнь захватит меня целиком и в ней не останется места ни для чего другого, что связывало бы с прошлым.
Что ж, не повезло в той жизни, может быть немного больше повезёт в этой. Это были последние мысли, которые промелькнули у меня в голове. В одно мгновение всё стало по новому, и мир предстал в совершенно иных красках. Сама его суть стала другой, более простой, но не менее важной и значимой чем прежде. Издавая чуть слышное жужжание, я отправился по направлению к полыхающему огненному диску посреди голубой бесконечности. Я двигался навстречу своей новой жизни и новым удивительным открытиям, которые она мне приготовила.
© Куликов Ян Алексадрович
Posted by Куликов Ян on 16 Oct 2013 06:34 pm
Comments (1)
ariec666
"Уже поздно возвращаться назад, чтобы все правильно начать, но еще не поздно устремиться вперед, чтобы правильно закончить."
13 Mar 2014 07:20 pm